Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

vs

(no subject)

Бьётся бутылка на девять частей,
И в каждой – беременный бес,
Он дымом наполнен и громом пробит
Своих неостывших костей.
В бутылке закрученный штопор небес
То так провернётся, то сяк просквозит
И брызнет шаманским в гостей.
Кипучая капля, меняясь в лице,
В препонах и складках лица
Меняет черты, словно чёрт до конца
Ещё не окончил лицей.
Уже научился читать и писать,
Но химия или иняз
Ему незнакомы, и чёртова мать
По новой в декрет собралась.
И вот изумлённый, беременный сам
Её материнским стыдом,
Он смотрит наружу, как день по часам
Уходит в вечерний Содом.
vs

(no subject)

Было у Вечности двое детей,
А когда сестра умерла,
Я остался один,
Как стекольный песчаник, обманутый дым
В обделённом саду октября.
Были у Вечности двое детей
И стояли у края её;
И дымящий осколок из плоти моей
Одевал меня плотью её.
Было у Вечности двое детей,
Каждый день она косы плела
И сжигала обед, и встречала дотла,
И носила тяжёлый портфель.
А однажды мы вышли из школы к реке,
И по берегу воздух сновал,
И тяжёлая лодка плыла вдалеке,
Но никто нас туда не позвал.
Плыли от Вечности двое детей,
Руку в воду склонила сестра,
И ночной анемон обнимал до локтей
Её старые бёдра нутра.
Вянет замок песочный у края воды
И валяется рядом совок.
Не расстанемся больше навеки. Следы
Исчезают в отсутствие ног.
Стыли без Вечности двое детей.
Кто разведёт им огонь?
Плотно прижались, и голая тень
Их одевала собой.
vs

(no subject)

Между деревянным и древесным
Есть такое состоянье вещества,
Что оно качается над лесом,
Точно прошлогодняя листва.
По дорогам тает месяц лета,
Месяц осени и месяц ноября.
Колокольчик бьёт себя по веткам,
Из себя растеньям говоря:
«Братья леса, сёстры лесопарка,
Голые копатели высот,
Если бы вы знали, как мне жалко
Наш неувядающий народ,
Тот, что станет шкафом и шкатулкой,
Но не перестанет быть совсем
И построит запылённый, гулкий
Город изнутри кирпичных стен.
В городе не то, чтобы ребёнок
Потеряется, а сам себе старик
Под минутный скрежет шестерёнок
Выйдет на дорогу между книг».
Деревянный колокольчик умолкает,
Дровяные щели тишина
Забивает, плотная такая,
Что почти оттуда не слышна.
Город леса выйдет из паркетин
По мастикой выжженой земле
И жильца потерянного встретит,
Вовсе не готового к зиме.