Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

vs

(no subject)

На границе между городом и градом
Скользкая блестящая стена
Всей собою на ветру играла
И частично делалась видна.
Человек, хотя вполне возможно,
Это был не человек, а зверь,
Всем собой прошёлся осторожно,
Вдоль стены нащупывая дверь.
Двери нет, град лупит, город манит,
Всех сторон вертлявые поля
В ледяном колышутся тумане,
Тем туман немного шевеля.
Китоврас – он человек бывалый,
Зверь тяжёлый в мускульной броне –
Щель шукал, которая бы стала
Выходом, пусть даже не вовне,
Брешь прошиб, которая и стала
Входом в город или вдохом в град.
Тень его трепещет вполнакала,
Тащит бестолкового назад.
vs

(no subject)

Из холода и воздуха земного
Она коллажи клеит, и альбом
В столе не помещается немного
И вязко разбухает под столом.
Вот жёлтый лист, к нему приклеен красный,
И каждый класс, законченный вчерне
Становится который и напрасный,
Как колос, нет, как голос на стерне.
Она приложит колосок к бумаге,
Он летом из деревни привезён,
Теперь он дерево, и около оврага
Ему щекочет корни белозём.
Он плодоносит яблоком-рябиной
И в то же время чьим-то мхом цветёт,
И сквозь него народец голубиный
Не пропускает завтрак и помёт,
А строит лес, как будто и не осень,
Как будто голубь – зверь не городской
И, чтобы жить, не крошек в парке просит,
А криво подпирает тень доской.
vs

(no subject)

Ведьма встречает ангела у Луны,
Она простоволоса, не прибрана, в затрапезном.
Кругом качают небесные валуны
Бокастым метеоритным железом.
Ангел тоже не в лучшем виде, висит, смущённый,
Выпорхнул, видимо, по нужде.
И что теперь – поздороваться, плюнуть через плечо им?
Но в небе так чисто, что и плюнуть нельзя нигде.
Я понимаю, что здесь могли вы
Достроить библейский кокетливый диалог,
Но он бесполый, а у неё, как у той же Луны, приливы
Теперь повсюду, но только не между ног.
Ну да, я вижу, что и вам неловко,
И вам хотелось бы отвести глаза
От завтрашнего мерцающего заголовка
К тому, что иначе сказать нельзя.
Но вы же сами, сами в полёт их гнали,
Чистили ему пёрышки, а ей вострили метлу,
Меня не слушали, что только с нами
Можно так поступать, и то не в небе, а на мосту.
И вот теперь гадай тут, с чем справятся эти двое,
О чём мы прочтём в газетах, что занесём в дневник.
Голова идёт кругом. Небо вращается. Стрелка и Белка воют,
Кажется, не на них.
vs

(no subject)

Крестьяне ведут леопарда,
Чтоб сеять на нём и пахать,
И кажется жёлтая морда
Испачканной в чёрных песках.
На самом-то деле песками
Он весь начинён до зари,
Где плещет кровавое знамя
И лопает ночь пузыри.
«Позырь» – мне кивает соседка
На чёрное пламя мужчин.
Оно распускается метко,
И мы потрясённо молчим,
Пока обтекают деревню
Сухие его языки,
И зверь, облечённый доверьем,
Выходит на свет изнутри,
Шерстистое семя находит,
В мясистую ямку кладёт,
И в поле и на огороде
Восходит не всход, а восход.
Соседка рот крестит устало,
Скользит к надлежащей избе.
Ей скоро на жатву. Пристала
Шерстинка к короткой губе.
vs

(no subject)

Чей потолок ресницами расшит,
Шепни, Рашид,
Культурный зверь четырёхглазый
В горючем воздухе песка,
Ты не отделаешься фразой,
Которой выстлана щека.
Кругом пропахшая бензином,
Нам незнакомая жара,
Скажи её на воробьином,
На соловьином из нутра,
Обломанный, короткопалый,
Залётный из такой земли,
Что только из земли ты встал, и
Мы мигом землю замели;
И вот, вишнёвые осадки,
К тебе относимся в места,
Где в совершенном беспорядке
Начнёмся с чистого листа,
Пока в оцепененьи диком
С одной протянутой рекой
Земля не вся лежит под мигом,
Но нижней частью городской.
vs

(no subject)

Дремучий дол с той стороны волос
Трещит корой из черепной коробки
В ушном канале ряска и рогоз,
И в носовом ходу сместились тропки.
Мчит белка вдоль, у белки под крылом
Не видно снизу ни крыльца, ни крыши,
А день так долог – это же не дом,
Чтоб тень ложилась ниже или выше,
Чтоб открывалось лунное окно,
А солнечное чтобы закрывалось.
Не дом, а дол, и здесь всегда должно,
Всегда насквозь и иногда – на жалость.
Перелетая с ветки на пенёк,
Хвостом касаясь сдавленного свода,
Горит зверёк, как будто огонёк
Смолящих губ перебежал с испода.
vs

(no subject)

«Фарт, фарт» - кричит над помойкой ворона,
Кричит над вороной облако, их здесь двое
В серо-белом пространстве конца и света,
И одно из них низкое, снеговое,
А другая распята, раздета
До портянок, жестянок, стекла и картона.
Чёрно-серый кричит воронёный солдат неудачи,
На крыло припадая к помятым, покоцаным бакам,
А была молодая и тоже грозила собакам.
Над вороной бесснежное облако плачет.
vs

(no subject)

Пряла вискозу, пряла и тополиный пух,
Слюнила кончик, покачивала ногой.
Синие иконы смотрели одна из двух,
И за третью смолил другой.
Это людям кумиры древесных птиц –
Дятла или клеста –
Говорили, мол, хочешь видеть кого – простись
До самого дна проста.
И на треть небесный аэродром
Стриг дорогу густой слюной
Прежней пряжи, её совьём
В пух и прах пополам со мной.
Пополам сомнём, поделом с огнём
Птичий стриж роет норы в нутро горы,
Достаёт оттуда далёкий дом –
И внутри у него горит,
А одна ничтожная из совья
Отлетает прочь, не сама своя.
У неё в крыле тополиный пух
И вискозный оттиск, и веретён
Всех надомниц не слышен стук,
Потому что он за виском.
vs

(no subject)

И кисловатый воздух на раз-два-три,
И азбука на бегу,
И если ты не сгоришь до тли,
То будешь когда-ни-
Будь.

И ляжет, как гусениц по листу
Тяжёлый и влажный свет,
Двужильная ветка от ног к лицу,
Покуда ей не сгореть.

Но весь этот лёгкий животный мир,
Не полый, но полостной,
Постольку будет к тебе немил,
Поскольку не за спиной.
vs

(no subject)

Все эти камни когда-нибудь станут песком,
Их точит море, которое станет соляной пустыней,
И на дне морском
Осядет воздух, который тоже потом остынет.

Не загадывай так далеко, курортник,
Гость буквально залётный, озадаченный отпускник,
Это у себя в подворотнях
Ты угадывал каждый шаг,
А здесь дни сожмутся, растянутся, и на них
Не особо рассчитывай, я считаю так.

И про тебя, может, скажут: умница, мол, повидала мир.
Проступает хребет где-то гор, а где-то одной горы.
Кто зарубежных кошек мясом с руки кормил,
Закрывает глаза и смотрит свои миры.